26 сент. 2015 г.

  Совсем недавно с учениками 10 кл. писали сочинение на тему "Мой Пушкин". Тема оказалась не из легких. Да и что можно сказать, если в голове у десятиклассников , как показали сочинения, Пушкин ассоциируется только со  сказками! Лишь немногие смогли провести параллель с тем, что мы растем, и наше восприятие поэта меняется: от сказок до "Евгения Онегина", например.
  Перед работой пыталась навести ребят на мысль, что Пушкин - это не только литература, это и портретное изображение , и "его" дома в Михайловском, в Питере, в Болдино, и даже посвященные поэту рассказы. как , например, этот.
   В 1936 году известный советский писатель Борис Лавренев пишет  "Коменданта Пушкина". 

 Сюжетная линия , по советским меркам, проста: идет 1919 год, матрос Балтийского флота А. С. Пушкин приезжает в Детское Село для прохождения там службы в должности  военного коменданта. Туда, где  находится царскосельский Лицей, где дворцовый парк видал и слыхал будущего знаменитого поэта Александра Пушкина... Но в  схожести инициалов и фамилий герой рассказа не видит ничего необычного... Не видит, потому что...
- Чудак вы, Густав Максимилианович,- ответил Александр  Семенович,- я же
вам говорил! Моего  всего образования- первый класс  в деревенской  школе. А
после некогда было. Моешь в аптеке бутылки с восьми и до двенадцати- спину и
руки до того ломит, что не знай, как до лежака дорваться. Я до флота и газет
почти не читал. Только на корабле, уже в организации, глаза открыл на книгу.
Но все политическое. На другое времени не хватало. А вы- Пушкин! Куда мне! 
  До появления в Детском селе ничего про великого поэта не знал наш Александр Семенович Пушкин.

 Какое  необыкновенное стечение  обстоятельств!  Прошло  столетие,  и  в месте,  освященном  именем Александра Пушкина,  появляется другой Александр  Пушкин... И я увидел в вашем появлении здесь  некую историческую
закономерность,   если  хотите.  Круг   завершен,  и  на   рассвете   нового
исторического  периода  в прежнее место  приходит новый  Александр Пушкин, в
новом качестве. Это диалектика истории...
  Читаешь и понимаешь, что такой цикл был нужен всем: и новой власти, и самому новому Пушкину.
Теперь,  проходя мимо своего бронзового  тезки,  отдыхающего на  резной
скамье, Александр Семенович Пушкин видел уже не беспечного мальчика. За этой
беззаботной юношеской тенью вставала перед ним страшная страдальческая жизнь
человека, родившегося  в мае, чтобы  маяться  до  конца. Человека,  которого
угораздило  родиться  с  умом  и  талантом в душной  гауптвахте николаевской
казарменной  России  и  жизнь  которого  шла под  глухой  рокот  гвардейских
барабанов,  под мокрый  хлест шпицрутенов  по окровавленным спинам, под звон
цепей, заковавших лучших друзой и товарищей.
     Жизнь, каждый живой росток которой обрезался тупыми ножницами цензуры!
     Жизнь,  ежедневно  и  бесконечно  унижаемая  отеческой  опекой  царя  и
оскорбительным покровительством Бенкендорфа! Отравляемая клеветой и обидами!
     Жизнь,  ставшая  игралищем  посторонней, страшной  и  необоримой  воли!
Шедшая по  чужой указке и оборванная с жестоким равнодушием в час, когда она
стала помехой титулованному лакейству.

 Стихи  Александра  Сергеевича  становились  для  Александра  Семеновича
неотделимыми  от его жизни.  Они врастали  в  нее, как  корни  в землю.  Они
связывались  незримыми,  по  неразрывными связями с этим городом, с парками,
дворцами, памятниками, с Россией, с человечеством...

 
  Вот такой образ Пушкин возникает у малограмотного  моряка. И ведь веришь в то, что написано, несмотря на определенный налет "революционного бытия".
  Советую прочитать. Главное, что легко и быстро. 
  

11 сент. 2015 г.

Дмитрий Быков

  Кто из филологов в наше время на знает Дмитрия Быкова. Страницы интернета пестрят его выступлениями на самые разные литературные темы. Периодически этот автор радует нас своими книгами. Но радует ли? Спорный вопрос. Первая его книга, которую читала, называлась "Календарь", в которой в "годовом" порядке (исходя из дня рождения) были написаны статьи о русских писателях. Что-то понравилось, что -то было перелистнуто... Но так или иначе, в книжном магазине рука как-то сама потянулась к расширенному курсу "Советская литература".
   В краткой аннотации написано, что  книгу Дмитрия Быкова вошло более сорока очерков о советских писателях (от Максима Горького и Исаака Бабеля до Беллы Ахмадулиной и Бориса Стругацкого) - "о борцах и конформистах, о наследниках русской культуры и тех, кто от этого наследия отказался". 
 Сам же автор пишет в предисловии:
- Всех этих авторов объединяет два существенных признака. Во-первых, все они жили в СССР - стране, которой больше нет и которая больше никогда не возродится.
  Вторая черта, роднящая всех этих героев - представительность: за каждым стоят определенные литературные направления или конкретный поведенческий модус... 
 - Эта книга - лишь штрихи к будущим портретам, приглашение к разговору и переосмыслению нашего литературного багажа...
  Да, именно о "переосмыслении авторов", наверное, и идет речь. Статьи у Быкова в книге не традиционные, а носят , на мой взгляд, ярко личностный характер. Досталось на орехи Максиму Горькому за то, что был обласкан большевиками. Не пощадил Антона Семеновича Макаренко, проанализировав всю его пед. и литературную деятельность. "В плюсе" оказались Леонид Пантелеев и Михаил Зощенко.... И это только начало книги. Возможно, это только мое восприятие статей Быкова? Ведь как известно, на вкус и цвет товарищей нет. И у каждого филолога есть любимые писатели и те, о ком мы рассказываем на уроках только потому, что по программе положено. 
  В завершении вступления Быков предлагает использовать эти статьи для уроков литературы, чтобы спорить с учениками о каждом авторе. Даже не знаю, надо ли знакомить учеников с таким мнением о каждом классике. Наверное, такая подача хороша, чтобы расширить рамки имеющиеся, порыться в архивах и переосмыслить писательское бытие, но по силам она только профессионалу или человеку, который увлекается литературой.
Как итог.
Эта книга - просто еще один взгляд на известные фамилии, порой, не очень удачный.